«Я считаю, что это какое-то чудо!»

Уроженец Томска, Юлий Парфирьевич Ксюнин переехал в город Тамбов сразу после демобилизации. А в этом году Юлий Порфирьевич отметил свой 101 День Рождения. И сегодня он является не только Вековым юбиляром, героем Великой Отечественной войны, обладателем ордена Красного Знамени, ордена Отечественной войны II степени, орденом Красной Звезды, орденом "За заслуги перед Отечеством" II степени, медали "За боевые заслуги", но и автором двух книг «Записки подводника» изданные в 2006 и 2011годах, большая часть рассказов написаны на основе реальных событий.

А все началось еще в 1914 году. За несколько месяцев до начала первой мировой войны, родился у Порфирия Порфирьевича и Юлии Семёновны пятый сын - Юлий, будущий подводник. Когда ему было 5 лет отец звал свою семью в Белоцарск. И мама решилась на это, хотя время для таких поездок тогда было не совсем подходящим, вспоминает Юлий Порфирьевич:

«В Сибири шла ожесточённая гражданская война, на железной дороге хозяйничали восставшие пленные чехи, атаманы и бандиты. Жизнь человеческая котировалась очень дёшево. Когда мы прибыли на станцию «Тайга», там стояло много эшелонов с военными. На вокзале было много людей, которые были увешаны гранатами и другими боеприпасами. Большинство из них пьяные. Один такой пьяный забавлялся тем, что снимал с гранаты кольцо, а затем снова одевал его.

Кончилось это тем, что палец соскочил с рычага. От неё взорвались и другие гранаты, висевшие на поясе. Его разорвало на куски… пострадало от осколков много других людей. Помню, как мама подхватила на руки младшего брата, меня взяла за руку и побежала к зданию вокзала вместе со старшими моими братьями. Помню ещё, что по дороге нам попалась странная лужа: вода в ней была красная. Мне захотелось наступить на неё, и мне удалось это сделать. За это я получил от мамы подзатыльник, но мне было непонятно за что?» Уже позже старшие братья объяснили Юлию, что в этой луже была вовсе не вода, а человеческая кровь.

Хорошо отложилось в памяти у маленького Юлия, как в село Уюк ворвались колчаковцы, поэтому его маме и братьям пришлось сидеть в подполье, как заложники. Особенно одолевал страх, когда пьяные бологовцы стреляли в землю подполья. «Я только после понял, что пережила наша мама, прикрывая нас своим телом».

Затем в составе партизанского обоза переехали в Минусинск. Это небольшой городок на правом берегу Енисея, который сначала обстреливали колчаковцы. «Зима 1919-1920 года была для нас неимоверно тяжкой не только из-за голода, но ещё потому, что папа и два старших брата болели тяжёлой формой сыпного тифа. К счастью, все они остались живы. В 1922 году я пошёл в 1-ый класс. Затем я перенёс брюшной тиф, брат Порфиша болел возвратным тифом, который вызвал диабет, и бороться с этой болезнью было бессмысленно. Хоронили его по церковным канонам», - рассказывает Юлий Порфирьевич.

В скором будущем он поступил в Военно-морское высшее инженерное училище имени Ф.Э. Дзержинского, затем в Томский политехнический институт. После Ленинград и Военно- морское училище явились главными составляющими на его жизненном пути. Получив направление — инженер-механик подводной лодки, при распределении был направлен в Тихий океан. В 1944 году был переведён на «Русский остров». Потом перенаправили в Красноярск, позже в Ярославль. Около двух лет в ГДР служил в группе приемщиков больших судов. На личную жизнь времени почти не оставалось. Но Юлий Порфирьевич поддерживал переписку с Анной Циммер или Шурой, как он ее называет. Она работала в то время преподавателем русского языка и литературы в Мариинском сельхозтехникуме. «Я приглашал приехать ко мне, и предлагал выйти за меня замуж. Сам съездить за ней не мог, отпуски были запрещены. После долгих уговоров, она согласилась приехать. Тогда я подал командованию рапорт, в котором просил «с сего числа гражданку Александру Ивановну считать моей женой». Если бы не настойчивость нашего героя, начавшаяся война 1941 года не дала бы им возможности связать их судьбы узами брака. В феврале 41-го у Ксюниных родилась дочь Юлочка.

«22 июня мы все собрались у приёмника и из сообщения Молотова узнали, что на нашу Родину напала фашистская Германия, что её самолёты бомбят наши города. Так началась война, которая впоследствии стала называться Великой Отечественной. На следующий день я был вызван в военкомат, где по прибытии в Томск стал на воинский учёт. Отчего возвратился к месту службы. Так оборвался мой первый отпуск с ТОФа. Шли упорные и кровопролитные бои за Сталинград. К этому добавилась личная трагедия - смерть дочери. Эта смерть, так или иначе, связана с войной, эвакуацией в Сибирь моей семьи. Ненависть к фашистам побудила меня просить об отправке в действующий флот и на фронт. По окончании войны с Японией жизнь быстро входила в мирную колею. В марте 1946 года мне были вручены медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и «За победу над Японией». Затем Юлий был назначен начальником моторно-дизельного цикла ЭМШ, через 1,5 года назначили старшим офицером. В возрасте 35-ти лет было присвоено очередное воинское звание - инженер - капитан II ранга, затем капитан I ранга. Помимо перечисленных наград так же имеет медаль «Ветеран Вооружённых Сил СССР», медаль «Ветеран труда», Орден Красной Звезды, медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

«Переехав в Тамбов, я вскоре связался с обкомом ДОСААФ и обществом «Знание», вошёл в состав их лекторских групп и стал выступать с лекциями о героической роли советского Военно-Морского Флота, его подводных лодок и моряков в годы войны, о героических историях Российского военно-морского флота и другое»

Автор: Жанна Мякотина

Фото: Екатерина Жмырова

 

dle
Поделиться
Класснуть